МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Алексеи? Новиков

Руководитель Московского подразделения группы компании? Thomson Reuters

Международныи? финансовыи? центр — это именно то, чего в Москве совершенно точно не хватает, учитывая коммуникации, которые должны происходить между банками. Как правило, в мировои? практике банки стремятся размещаться где-то в одном месте. В Москве 95% банковскои? системы — это 10 государственных банков, из которых половина активов принадлежит Сбербанку. И если мы посмотрим на расположение штаб-квартир этих десяти банков, которые, собственно, и есть весь наш банковскии? сектор, то увидим, что они разбросаны по всеи? Москве. Таким образом, у каждого банка есть своя башня из слоновои? кости, и градостроительно они никак не связаны между собои?. Создание единои? площадки в Рублево-Архангельском с привлечением в новыи? раи?он штаб-квартир консалтинговых, юридических и других компании? могло бы решить проблему живои? банковскои? среды. Через 15?20 лет обязательно должны появиться места, где будут коммуницировать крупные финансовые структуры, такое развитие логично и неизбежно. Очень многие проекты банки делают вместе: где-то конкурируют, где-то сотрудничают. Даже если вы конкурируете, вы все равно находитесь рядом, — весь современныи? бизнес на этом построен. Если делать настоящии? финансовыи? центр, такои? как в Лондоне, Нью-И?орке, Сингапуре, и если Сбербанк возьмет на себя инициативу создания полноценнои? площадки для финансового сообщества, то это будет живое место, для Москвы очень органичное.

Мы наблюдаем интересную тенденцию: если взять Лондон и Нью-И?орк, то в этих городах, как правило, по два деловых раи?она. В Лондоне это территория вокруг Лондонскои? фондовои? биржи плюс Кэнэри-Уорф, на Манхэттене два кластера небоскребов — Даунтаун и Мидтаун. В Мидтауне базируется высокии? по статусу персонал, лица, принимающие решения, в Даунтаун, как правило, выносятся более технические операции, и даже башни Всемирного торгового центра содержали в себе в основном бэк-офисы. В любом случае такие раи?оны всегда встроены в город.

Другая особенность состоит в том, что подобные проекты бывают успешными только тогда, когда речь идет не о максимальнои? инвестиционнои? отдаче от земли для тои? компании, которая управляет этим проектом, а о более широкои? повестке дня, связаннои? с созданием городскои? среды. Неудачные проекты исходят из максимизации прибыли непосредственно от участка, на котором располагаются офисы, а нужно исходить из максимизации выгод для довольно большои? территории, которая так или иначе попадает в орбиту конкретного проекта.

Что касается управления деловыми центрами, то в мировои? практике, как правило, речь идет о самоуправлении. Лондонскии? Сити имеет совершенно независимую организационную структуру, основанную на принципах низовои? демократии, где участниками являются компании и некоммерческие организации. И биржа, и город там тоже присутствуют, однако это некая самостоятельная некоммерческая организация, которая защищает интересы участников Сити и занимается согласованиями с городом. У них широкая повестка дня: они являются инициаторами многих международных программ, поддерживают аналогичные центры в других странах. В Америке, помимо подобнои? структуры управления, имеются корпорации городского развития: в США большое количество форм самоуправления, к тому же там сильно развита межмуниципальная кооперация. В совет, призванныи? управлять деловым раи?оном, могут входить представители школьных округов, транспортных компании?, городских департаментов, то есть самые разнообразные организации, которые в конечном итоге формируют либо комитет, либо некии? надзорныи? орган.

Такого рода схемы организации мне кажутся наиболее динамичными и адекватными, и хотелось бы применить их к россии?скои? практике. Сеи?час во всем мире межмуниципальная кооперация становится меи?нстримом. В Москве и агломерации тоже должны деи?ствовать механизмы кооперации: на уровне планировочных комиссии?, на уровне главных архитектурных управлении?, транспортных управлении? и так далее. Эти комиссии очень эффективны, при этом внутри них всегда идут жаркие споры, приходится искать компромисс. Система работает не на то, чтобы заглушить конфликт, а наоборот, чтобы его выявить и прии?ти к консенсусу относительно решения. На мои? взгляд, такого рода парламентские формы управления наиболее точно отвечают динамичному характеру современного мегаполиса.